Версия для слабовидящих

17 мая 2012

Председатель Правительства Российской Федерации Д.А.Медведев принял участие в Петербургском международном юридическом форуме на тему «Правовая политика в XXI веке: новые вызовы права в глобальном мире»

«Сегодня у нас, как и в любом развивающемся, но демократическом государстве, законопроект, непосредственно затрагивающий интересы людей, имеющий значение для всего общества, становится предметом самого широкого обсуждения. Развитие интернета, телекоммуникационных технологий даёт возможность каждому гражданину страны поучаствовать в подготовке текста закона».

Выступление Д.А.Медведева на форуме:

Добрый день, уважаемые коллеги! Добрый день, уважаемые дамы и господа! Приветствую вас на втором Петербургском международном форуме. Место для его проведения выбрано абсолютно уникальное: я перебирал в памяти – ничего подобного на Дворцовой площади не было. Это означает, что в Петербурге любят юристов – это понятная вещь.

В прошлом году я тоже принимал участие в первом юридическом форуме. Мне, так же как и министру юстиции, приятно отметить, что число его участников выросло в три раза. Сегодня в Петербурге собрались ведущие правоведы из более чем 50 стран, коллеги, которые возглавляют суды и министерства юстиции, из ведущих государств мира, руководители влиятельных юридических организаций. Не скрою, мне как юристу это очень приятно – очень приятно, что вы здесь, очень приятно, что вы участвуете в форуме, и мне бы хотелось вас за это поблагодарить.

Также хотел бы признаться в том, что выступление перед аудиторией юристов у меня вызывает, естественно, всегда особые ощущения. Я прекрасно понимаю, что здесь присутствуют не просто коллеги, но и представители разных правовых систем, сторонники различных правовых подходов, позиций, различных правовых доктрин. Тем не менее всех нас объединяет некая общая система координат, которая базируется на признании права как высшей ценности. Именно высшей ценности! Мы со студенческих лет усвоили одну истину: только с помощью такого универсального механизма, как правовое государство, можно обеспечить справедливость, равенство и свободу, защитить права человека, суверенитет государства, создать гуманный международный правопорядок.

Пленарное заседание форума посвящено новым вызовам права в глобальном мире. Сегодня каждое государство стоит перед проблемой адаптации к меняющемуся миру, в нашей стране эта проблема также хорошо знакома. Понятно, это не значит, что мы знаем ответы на все вопросы. Мы точно так же пытаемся искать свои ответы, у нас далеко не всегда это получается, но как минимум мы это делали и будем делать. Последние два десятилетия в Российской Федерации совершается беспрецедентная трансформация права. Я хотел бы сказать, что когда нас критикуют (очень часто справедливо, иногда несправедливо), мне кажется, забывают об одном: наша правовая система, несмотря на глубокие корни, несмотря на то, что мы являемся частью общеевропейской правовой семьи, тем не менее весьма и весьма молода. Она развивается, и, может быть, в этом залог её будущих успехов.

Механизм, который обеспечивает реальную защиту важнейших конституционных прав и свобод: равенство перед законом, соблюдение баланса государственных, общественных и частных интересов, мы только создаём. Сегодня у нас, как и в любом развивающемся, но демократическом государстве, законопроект, непосредственно затрагивающий интересы людей, имеющий значение для всего общества, становится предметом самого широкого обсуждения. Развитие интернета, телекоммуникационных технологий даёт возможность каждому гражданину страны (конечно, если у него такое желание есть) поучаствовать в подготовке текста закона: не только оставить свой комментарий на соответствующем сайте, но и предложить собственную формулировку проекта нормы, которая потенциально может стать нормой закона. Я напомню, что целый ряд законопроектов у нас таким образом обсуждался. В частности, я имею в виду и закон о полиции, который обсуждали десятки тысяч граждан, и в результате он был существенным образом изменён. Эта практика, естественно, будет продолжена. В целом ряде государств такая технология и вообще модные краутсорсинговые технологии успешно используются при подготовке самых важных законов. Это понятно: ещё 200 лет назад было абсолютно точно сказано, что великое дело законодательства состоит в том, чтобы создавать общественное благо из наибольшего числа частных интересов. Мне кажется, это наиболее ёмкая формулировка, которая не потускнела за прошедшие 200 лет.

Привлечение широкой общественности позволяет сделать закон качественнее, уйти от коррупциогенных норм, обусловленных интересами политических или экономических групп, отдельных лоббистов, кроме того, значительно повысить открытость и, как следствие, легитимность законодательного процесса. Каждый участник процесса в этом случае осознаёт свою сопричастность к делу подготовки закона. В дальнейшем в конечном счёте (это психологический момент) будет просто охотнее его исполнять, потому что всё, что ты пропустил через своё сознание, в меньшей степени отторгается – такова природа человеческой личности. Открытая правовая политика – обязательный атрибут системы «Открытого Правительства». Вы знаете, что международное партнёрство «Открытое Правительство», в которое входит несколько десятков государств, ставит перед собой отдельную задачу – сделать процесс государственного управления как можно более прозрачным и качественным за счёт постоянного и активного участия гражданского общества и, конечно, использования новых технологий.

По такому же пути идёт и наша страна. Я являюсь активным пропагандистом этой идеи. В апреле этого года я вносил в Государственную Думу проект закона об изменениях Гражданского кодекса, – по сути, его новую редакцию. Этот проект представляет собой значительную модернизацию основных положений гражданского законодательства. Он готовился почти четыре года, обсуждался на официальных площадках, на неофициальных площадках, обсуждался в интернете, обсуждался на многочисленных конференциях, на семинарах. Ещё до внесения в Государственную Думу этот закон получил тысячи замечаний и предложений от общественных институтов, от бизнес-сообщества, от учёных и просто от граждан, которые хотят участвовать в обсуждении закона.

Порой, не скрою, мне казалось, что противоречия и разница в позициях участников этих дискуссий носят абсолютно взаимоисключающий характер, но тем не менее удалось создать общий текст. Мне кажется, что в целом это победа юридической мысли, хотя обсуждение не прекратилось и после его принятия парламентом в первом чтении – это нормально.

Безусловно, система «Открытое Правительство» должна включать в себя реально работающую структуру аккумуляции общественных инициатив в сфере правотворчества. Огромный поток информации, который сваливается на нас ежедневно, нужно качественно и своевременно обрабатывать, проверять, концентрировать предложения, облекать их в необходимую юридическую форму. Необходимо также обеспечить предсказуемость и системность законодательных изменений, их соответствие экономической и социальной политике, актуальным вызовам, тем угрозам, которые существуют сегодня в мире.

Для этого должны быть созданы современные научно-методические центры, которые будут обеспечивать постоянный конструктивный диалог между разработчиками законов, общественностью и правоприменителями. Во многих странах такие центры формируются вокруг уже существующих и широко известных исследовательских учреждений и юридических школ, хотя возможно, чтобы такая работа начиналась где-то с нуля.

Считаю, что перед современным обществом стоит сверхзадача – быстро сформировать и предложить обществу максимально непротиворечивую и эффективную на практике систему норм, которая способна решать задачи не только сегодняшнего, но и завтрашнего дня. Это особенно актуально с учётом сформировавшегося в последние годы в мире запроса со стороны гражданского общества на качественную, эффективную и максимально открытую для общения власть. Этот запрос существует не только в России, он существует повсеместно – в западном полушарии, в восточном полушарии, на юге, на севере. Это реалии, с которыми мы все должны считаться, и государственной власти придётся дать на этот запрос свой, надеюсь, эффективный ответ.

Уважаемые коллеги! Я абсолютно согласен с тем, что открытое законодательство должно быть открыто не только для граждан страны, но и понятно и открыто вовне. Оно должно учитывать практики зарубежного законотворчества, соответствовать международному праву и быть, как принято говорить, конкурентоспособным. Юристы всегда внимательно следят за тем, что происходит у соседей в их правовой системе, за общемировыми юридическими трендами. Каждое развитое государство через законодательство стремится защитить и свои национальные интересы, и обеспечить конкурентоспособность своего права на мировой арене.

Сама идея конкурентоспособности права может рассматриваться как минимум в двух аспектах. Один из них – внутренний, связан с конкуренцией национального права с иностранным как с регулятором отношений на своей территории. А внешний, соответственно, аспект отражает конкуренцию права с иными системами регулирования на чужой территории. Однако право, которое неэффективно и не востребовано в своей стране, – а мы знаем такие примеры, в каждой правовой системе есть те или иные области права, которые не эффективны, сколь бы ни были развиты правовые системы тех или иных государств, – так вот такое право не может быть конкурентоспособным и вовне.

Внешняя конкурентоспособность права связана также с факторами экономического, политического и культурного характера. Например, современные финансовые центры в условиях глобализации диктуют необходимость для всех игроков независимо от их национальной принадлежности подчиняться установленным правилам игры. Другой фактор – это деятельность участников рынка юридических услуг, юридических компаний, адвокатов, которые являются проводниками соответствующей правовой системы.

И ещё о конкуренции. У всякого явления всегда оборотная сторона – в данном случае я имею в виду недобросовестную конкуренцию иностранных правовых систем, навязывание, в частности, своей системы в качестве некой идеальной модели, запрет обращаться к другим правовым и судебным системам, продавливание нужных тому или иному государству политических решений через судебную систему, конкурирующую с судами других стран. Это тоже реальный факт сегодняшней жизни: все присутствующие юристы об этом знают, и, видимо, сегодня об этом тоже будет сказано.

Как известно, хороший закон – это всегда удачный баланс частных и публичных интересов, найденный в результате общественного обсуждения. Это всегда компромисс между разными точками зрения, а компромисс можно найти только тогда, когда люди хотят друг друга слышать, когда они не только формально, но и фактически хотят понять позицию тех, с кем они участвуют в дискуссии. Я уверен, что мы, юристы, как раз те люди, которые могут и должны обеспечивать такое взаимопонимание. Этому нас учили в университетах, это важно и для наших государств, и для международного порядка.

Хочу особо подчеркнуть: противостоять глобальным вызовам современности, таким как распространение оружия массового уничтожения, международный терроризм, организованная транснациональная преступность, наркотрафик, угроза экологических и техногенных катастроф, – им можно противостоять только коллективными усилиями. Только коллективными усилиями государств на основе неукоснительного соблюдения верховенства права.

Часто говорят, что международная правовая система устарела. Я тоже в своей политической практике неоднократно об этом слышал. Её нормы не всегда обеспечивают эффективную борьбу с новыми угрозами. Отчасти это так, потому что всё устаревает – устаревает и правовая оболочка. Но действительно необходимая и насущная потребность в модернизации международного права не означает отрицания его основ, и это, мне кажется, абсолютно очевидная вещь.

Особенно опасными, на мой взгляд, являются односторонние действия, которые идут вразрез с основополагающими принципами устава Организации Объединённых Наций как главной площадки, на которой международное сообщество решает свои проблемы. Нет у нас другой площадки, даже если она кому-то не нравится. Просто нет! И мы понимаем, что именно устав ООН прежде всего призывает уважать верховенство права и суверенитет государств.

Ещё одно замечание, которое мне представляется важным с учётом моего политического опыта и моей политической практики, – доктрина государственного суверенитета. Она не должна размываться, даже если это удобно для достижения каких-то текущих политических целей, вплоть до цели избраться на соответствующую позицию. Это просто опасно для мирового порядка. А примеров посягательств на доктрину суверенитета в последние годы было очень немало. Чего стоят военные операции против иностранных государств в обход Организации Объединённых Наций, заявления о том, что тот или иной политический режим потерял легитимность, причём заявления со стороны иностранных государств, а не со стороны народа соответствующей страны, введение всяческих коллективных санкций в обход международных институтов. Всё это не улучшает ситуацию в мире, а последствия скоропалительных военных операций в иностранных государствах обычно заканчиваются одним – приходом к власти радикалов. Я уже не говорю, что в какой-нибудь момент такие действия, которые подрывают государственный суверенитет, могут закончиться вполне себе такой полноценной региональной войной и даже, никого не хочу пугать, с применением ядерного оружия. Об этом должны помнить все, в том числе когда мы анализируем проблему государственного суверенитета.

Именно поэтому все нации несут равную ответственность и обязательства по обеспечению всеобщей безопасности, и при принятии международных решений должны учитываться мнения всех сторон, а также исторические, национально-культурные, религиозные особенности стран. А любые попытки навязать своё мнение, конечно, несовместимы с принципами международного партнёрства и взаимного уважения и не позволяют выстраивать стабильный мировой порядок на долгосрочную перспективу.

За последние годы наша страна выступила с рядом инициатив, направленных на совершенствование правовых механизмов в самых разных сферах. Именно задача укрепления правового фундамента, межгосударственных отношений лежит в основе инициативы о заключении договора о европейской безопасности.

Мы выдвинули также идеи создания международного механизма предотвращения и ликвидации последствий катастроф на морском шельфе, обеспечения ядерной безопасности, что очень актуально в свете техногенных катастроф, которые сотрясают нашу планету, борьбы с морским пиратством. Мы выдвинули идею создания глобальных рамок энергетической безопасности, мы также предложили концепцию использования и охраны результатов творческой деятельности в сети Интернет. Мы знаем, что пока эта сфера ну совсем, по сути, выпадает из-под правового регулирования, там есть масса проблем. В то же время мы понимаем, чего нельзя делать в Интернете. В общем, всем этим, мне кажется, нужно начинать заниматься, а не прятать голову в песок.

Уже совсем скоро, в Кэмп-Дэвиде, на встрече «восьмёрки» будет обсуждаться масса актуальных проблем, которые я упомянул, включая энергетическую и продовольственную безопасность, будут обсуждаться актуальные международные вопросы, включая особую ситуацию вокруг Сирии, ближневосточное урегулирование, вопросы ядерной безопасности, масса других проблем.

Я хотел бы сказать, что абсолютно убеждён в том, что право народов выбирать свой путь развития – это такие же ценности, как и те идеалы, которым все мы преданы: идеалы свободы и справедливости, те идеалы, к которым мы стремимся.

Дорогие друзья, я желаю успехов нашей конференции! Спасибо!

* * *

Заключительное слово Д.А.Медведева:

Уважаемые коллеги! Я с большим интересом прослушал ваши выступления. Они, и говорю это не проформы ради, были очень содержательными. Я по долгу службы посещаю много всякого рода форумов и хотел бы отметить, что наш юридический форум, в отличие от целого ряда других форумов, абсолютно конкретный, и выступления моих коллег, которые здесь прозвучали, уважаемых руководителей юридических ведомств, судебной системы, были содержательными, по существу. Мне кажется, это очень важно, когда мы в таком зале в присутствии большого количества гостей, специалистов, наших товарищей по юридической специальности говорим о каких-то сложностях или проблемах открыто и в то же время выдвигаем общую повестку дня. Я хотел бы поделиться какими-то своими ощущениями от того, что прозвучало.

Я полностью согласен с тем, что сказал господин Бергстен (Э.Бергстен – секретарь Комиссии ООН по праву международной торговли в 1985–1991 годы, президент конкурсной комиссии по международному частному праву им. Виллема К.Виса) в части, касающейся изменения юридического образования. Я сам долгое время не только учился, но и преподавал и хочу сказать, что то, чему действительно нас учат в студенческие годы, очень на долгое время потом остаётся в нашей черепной коробке и закрепляется, формируя наше юридическое лицо. Конечно, юридическое образование в полной мере также должно быть подвержено тем глобалистическим тенденциям, которые сейчас охватили весь мир. Я прекрасно помню переход к новому обществу в нашей стране в начале 1990-х годов. Было весьма сложно, потому что не успевали не только студенты, но не успевали и преподаватели: студенты задавали вопросы, на которые очень трудно было ответить преподавателям, тем более что они проходили подготовку ещё в советское время. Ряд курсов был весьма и весьма специфическим, он был идеологизированным, и, конечно, всё это каким-то образом остаётся ещё в наших головах. Но надо признаться, что мы всё-таки справились, и, несмотря ни на что, мы сегодня живём уже в новом мире, а юридическое образование, несмотря на то что сохраняется разница в правовых системах, в системах общего, прецедентного права, с одной стороны, континентального, латинского права – с другой стороны, всё равно становится всё более и более глобальным, поэтому я полностью поддерживаю эту идею.

Я также хотел бы разделить тот набор тезисов, который предложил министр юстиции Соединенных Штатов господин Холдер (Э.Холдер – генеральный прокурор, министр юстиции США) в части, касающейся партнёрства между нашими странами и между другими государствами по важнейшим вопросам современной повестки дня – это, конечно, международный терроризм, верховенство права. Мы в этом плане за последние годы довольно существенным образом продвинулись вперёд, несмотря на то, что зачастую наши позиции по каким-то частным вопросам расходятся.

Вторая тема для международного сотрудничества, по которой у нас также уже весьма продвинутый уровень взаимоотношений, – это тема борьбы с коррупцией. Надо признаться, что это транснациональная проблема, о чём говорили мои коллеги. Мы все понимаем сложность борьбы с коррупцией, необходимость использовать новые, нетрадиционные способы, потому что мир меняется, появляются совершенно фантастические способы перемещения денежных средств, их легализации, отмывания. Соответственно должно меняться и законодательство, и наше сотрудничество в этой сфере, причём здесь, на мой взгляд, должен произойти фундаментальный сдвиг в системах контроля. Кроме фундаментального сдвига в системах контроля, очень важны привычки. Ведь, что там скрывать, в целом ряде государств (и наше государство в этом смысле тоже не отличается хорошими примерами поведения) коррупционная модель является общераспространённой. Речь идёт не только о высших должностных лицах или лицах, которые находятся на каких-то высоких постах, речь идёт о коррупционной модели, которая, к сожалению, проявляется и в повседневной деятельности, бытовых привычках, поэтому, если говорить о противодействии коррупции, оно должно вестись на всех этажах общественной жизни. Я об этом неоднократно говорил, хотел бы сказать и в присутствии наших коллег.

Очень важны (и здесь так же я согласен с тем, что говорилось господином министром юстиции) вопросы внедрения новых корпоративных стандартов. Кризис это доказал в полной мере, мы увидели массу благополучных людей, внешне до этого никак не засветившихся в каких-то подозрительных операциях, которые, с другой стороны, обманули огромное количество своих граждан, огромное количество своих клиентов. Это касается всех развитых стран, и мы должны понимать, что переход на новые корпоративные стандарты управления является важнейшей задачей для государств. Мы, кстати, об этом регулярно говорим во время саммитов «Группы двадцати». Думаю, что в этом плане юристы смогут внести свою лепту в развитие и этой системы.

Председатель Высшего арбитражного суда России, мой коллега Антон Александрович Иванов говорил о конкуренции правовых систем, в которой он видит положительный момент, и недобросовестной конкуренции правовых систем, в которой он видит отрицательный элемент сегодняшней правовой жизни. Я в целом хотел бы поддержать его вот в чём. Очевидно, что неэффективность правовых систем всегда будет побудительным мотивом к тому, чтобы пользоваться другими правовыми системами, обращаться к услугам иностранного суда или международного суда. В то же время она не может быть основанием для распространения чужой правовой системы на другие страны и на иностранных граждан, потому как за этим, как правило, стоят не общегуманистические соображения, а вполне конкретные политические цели. Поэтому я думаю, что всё, о чём было сказано, включая возможные способы защиты от недобросовестной конкуренции, может быть использовано хотя бы потому, что это просто цивилизованный способ выяснения отношений между правовыми системами, все другие способы хуже. Я считаю, что эту идею надо изучить. Правительство готово это сделать.

Конечно эмбарго, моратории, реторсии – это очень круто, но иногда это практикуется в международной жизни. В любом случае, на мой взгляд, это лучше, чем военные операции, и в любом случае это должно быть направлено на защиту интересов конкретных людей, которые нуждаются в эффективной правовой помощи и нуждаются в эффективном разрешении их споров.

Господин Декор (Жан-Поль Декор – президент Международного союза нотариусов) говорил о том, что правовое поле очень усложняется, глобальные вызовы требуют глобальных ответов. Это абсолютно правильно, но в то же время мы надеемся на то, что по мере усложнения правового поля будут всё-таки упрощаться некоторые формы правового общения. Тому причина – появление электронных форм фиксации воли сторон, электронного документооборота.

Тем не менее мы должны и дальше заниматься гармонизацией наших правовых систем, тем более что само по себе усложнение правовых систем (я этот тезис полностью разделяю) в конечном счёте не способствует улучшению правопонимания, не способствует защите интересов наших граждан. Я поддерживаю и считаю, что, действительно, ценность нотариальной формы, может быть, не до конца нами сейчас понимается, и страны, которые используют нотариат и нотариальную форму, могут внести свою лепту, в том числе и по таким вопросам, как борьба с коррупцией. Хотя, конечно, мы понимаем: никто не идеален, и сам господин Декор говорил о том, что, допустим, и траст, и другие формы теперь применяются повсеместно, в том числе и в государствах континентального права, которые довольно активно используют нотариальную форму фиксации воли. Поэтому это проблема глобальная, мы должны учиться друг у друга.

Выступление господина Кларка, министра юстиции Великобритании, также было весьма и весьма интересным. Действительно, российский бизнес давно облюбовал лондонскую площадку для ведения своих дел, потому что это хорошо подготовленная площадка, потому что глубоки правовые традиции, хорошо отлажена судебная система, хорошо работают юридические фирмы и, наконец, само по себе размещение на Лондонской бирже – это в общем весьма и весьма солидный способ привлечения инвестиций. Я думаю, что мы и дальше будем сотрудничать в этой сфере даже при критическом настрое по каким-то общим проблемам. Господин министр сказал о том, что не должно быть несправедливой юридической конкуренции, но не должно быть и юридического протекционизма. Вот с этим я бы всё-таки, пожалуй, не согласился, потому что мы говорим не о протекционизме в экономике, который, безусловно, плох и с которым мы все боремся – у нас у всех есть свои проблемы. Но если говорить о праве, всё-таки право пока ещё имеет национальные границы и национальные правовые системы – мы их не растворили в глобальном мире, и поэтому каждое государство всё равно будет покровительствовать своему праву, даже государство, находящееся в пределах, скажем, Европейского союза, несмотря на успехи в евроинтеграции.

Тема защиты прав человека очень существенна, очень щепетильна и очень интересна в современном мире с учётом тех сложных процессов, которые происходят как в Европе, так и в нашей стране; на Арабском Востоке, в других странах. Это задача судебной системы, задача правового государства, причём, я считаю, мы должны применять здесь общие масштабы поведения применительно к тем ситуациям, которые возникают. Где бы что ни происходило, будь то Нью-Йорк, Лондон или Москва, мы сами должны меняться, а не просто ужесточать ответственность или выключать «Твиттер» во время гражданских беспорядков. Никто не совершенен, но мы должны приспосабливаться к новому миру.

В целом, уважаемые коллеги, было очень интересно послушать ваши выступления и выступление господина Ламанды (В.Ламанда) – председателя Кассационного суда Франции, и выступление госпожи У Айин – министра юстиции Китайской Народной Республики. Хотел бы сказать, что в результате нашего общения мы не только лучше понимаем наши сегодняшние реалии, но что самое главное – мы формируем будущую повестку дня. Юристы вроде бы люди формальные, казалось бы, они сопровождают те или иные политические или экономические процессы. Но мы-то с вами, сидящие в зале, понимаем, насколько иногда важно наше с вами мнение, юридическая позиция, которая в конечном счёте является уже не формальным отражением чьей-то воли или экономических процессов, а, по сути, предопределяет политику, предопределяет развитие экономики и создаёт основы для благополучной жизни людей.

Я искренне признателен всем, кто сегодня приехал в Петербург. Я желаю вам интересной работы по секциям, и я уверен, что мы ещё раз встретимся в этом прекрасном городе в столь прекрасную пору, как весна. Спасибо вам.